Психология обвиняемого потерпевшего свидетелей

ПСИХОЛОГИЯ ОБВИНЯЕМОГО, ПОДОЗРЕВАЕМОГО, ПОТЕРПЕВШЕГО И СВИДЕТЕЛЕЙ.

Основанием для привлечения лица к уголовной ответствен­ности служит наличие достаточных доказательств для предъяв­ления обвинения. Следователь должен собрать доказательства, свидетельствующие о том, что деяние имело место, что образу­ющие его фактические признаки соответствуют составу пре­ступления, что преступление совершено тем лицом, которому предъявляется обвинение, и отсутствуют обстоятельства, ис­ключающие уголовную ответственность или освобождающие от нее.

Акт предъявления обвинения состоит из оглашения обвине­ния и разъяснения обвиняемому его прав.

В психологическом плане важно, чтобы разъяснение сущно­сти обвинения и процессуальных прав обвиняемого было сдела­но простым, доступным языком. Необходимо получить ответы на все заданные обвиняемому вопросы и его подтверждение, что. он понимает предъявленное ему обвинение.

После вынесения постановления о привлечении лица в каче­стве обвиняемого у следователя возникает ряд процессуальных прав. Следователь вправе пресечь попытки обвиняемого укло­ниться от уголовной ответственности, помешать установлению истины по делу, объявить меру пресечения (арест, подписка о невыезде), отстранить обвиняемого от должности, провести обыск, наложить арест на имущество. Учитывая поведение об­виняемого в ходе следствия и другие обстоятельства, следова­тель может принять решение об изменении или отмене меры пресечения.

Для успешного осуществления предварительного следствия необходимо хорошо ориентироваться в личностных особеннос­тях обвиняемого и в его текущих психических состояниях. Не­обходимо обратить внимание на поведенческие установки и сте-

368 Глава 13. Психология коммуникативной деятельности следователя

реотипы обвиняемого лица, его адаптационные и коммуника­тивные возможности, способы поведения в конфликтных ситу­ациях.

Особенности психического состояния обвиняемого (подо­зреваемого) в значительной мере определяются его отношением к событию преступления и правосудию.

В зависимости от этих обстоятельств могут возникнуть две различные стратегии поведения обвиняемого, связанные или с его стремлением избежать суда и справедливого наказания, или с осознанием неизбежности суда (и даже его необходимости в случае глубокого раскаяния).

Противодействие обвиняемого правосудию ведет к выработ­ке соответствующей защитной тактики, формированию в созна­нии обвиняемого (подозреваемого) так называемой защитной доминанты. Эта защитная тактика может быть активной — дача ложных показаний, уничтожение вещественных доказательств, создание ложных доказательств, влияние на свидетелей и пас­сивной — отказ от сотрудничества со следователем без исполь­зования активных средств противодействия.

Защитная доминанта противодействующих расследованию лиц (кроме обвиняемого или подозреваемого ими могут быть и свидетели, и даже потерпевшие) — основной психический фе­номен, ориентация в котором особенно существенна для такти­ки расследования.

Защитные механизмы возможного противодействия следова­телю начинают формироваться уже при возникновении пре­ступного умысла, а затем в ходе совершения преступления и при сокрытии его следов. Опытный преступник делает все, по его мнению, возможное, чтобы скрыть следы преступления, крайне затруднить расследование, ввести следователя в заблуж­дение, планирует линию поведения и в случае раскрытия пре­ступления.

Защитная доминанта обвиняемого определяет направленность его психической деятельности, повышенную чувствительность ко всему тому, что охраняется сложившимися защитными позициями. Но в этом и основная слабость позиции обвиняемого. Каждое слово следователя, его действия непроизвольно относятся обви­няемым к всему тому, что охраняется защитной доминантой. При этом возникает тенденция к преувеличению информаци­онной вооруженности следователя, переоценка угрожающих воздействий.

2. Взаимодействие следователя с потерпевшим 369

Преступники обычно уходят от признания своей виновности. Убийцы, разбойники, грабители, насильники, воры, расхитите­ли в своей массе внутренне не осуждают себя. Их самооценки отличаются низкой самокритичностью, неадекватностью. Боль­шинство преступников выводят себя за рамки социальной от­ветственности, формируют у себя механизм психологической защиты. В связи с этим они становятся малочувствительными к информации, противоречащей их личностным установкам (ме­ханизм психологического вытеснения), изыскивают доводы для оправдания своего поведения (механизм самооправдательной рационализации), всевозможные личностно утверждающие компенсации, гипертрофируют личностно-положительные са­мооценки.

Человек осуждает себя лишь в тех случаях, когда переходит границы собственных поведенческих принципов.

Социальные нормы, нарушаемые преступником, личностно обесценены, поэтому у него и не возникает, как правило, чув­ства вины. Но преступник, сохраняя ценность своего Я-образа, остается в силу этого чувствительным в отношении собственной системы ценностей, тех своих качеств, которые он ценит. Ули­чение в бесчестности его может не волновать, а уличение в тру­сости, малодушии, предательстве — глубоко оскорбить. Все эти психологические особенности обвиняемых нужно учитывать в тактическом взаимодействии с ними.

Изложение обвиняемым фактических обстоятельств дела дол­жно подвергаться психологическому анализу — оно свидетель­ствует о том, чему сам обвиняемый придает большее значение, чего избегает, что доминирует или тормозится в его сознании.

В ряде случаев следует идти на поводу легенды обвиняемого, с тем чтобы предъявить решающие доказательства на фоне пси­хического контраста, наиболее эффективно демаскировать об­виняемого (см. § 5 гл. 14).

§ 2. Взаимодействие следователя с потерпевшим. Психология потерпевшего

Психическое состояние потерпевшего в значительной мере может определяться его обвинительной доминантой, отрица­тельными эмоциями, связанными с понесенным ущербом. Эти конфликтные состояния нередко бывают связаны и с общей

370 Глава 13. Психология коммуникативной деятельности следователя

конфликтностью личности потерпевшего. Конфликтные осо­бенности личности могут и спровоцировать преступление.

В то же время объективное исследование ущерба, причинен­ного потерпевшему, является условием выяснения обществен­ной опасности совершенного преступного деяния.

Показания потерпевшего — средство защиты его интересов, но это не только индивидуальные интересы, а интересы челове­ка как члена общества, гражданина.

Показания многих потерпевших перенасыщены оценочны­ми элементами, тогда как доказательственное значение имеют только фактические сведения. Различно и отношение потерпев­ших к установлению истины. Наряду со стремлением содейство­вать установлению истины могут быть и другие мотивы в пове­дении отдельных потерпевших — от безразличия до прямого противодействия следствию.

При взаимодействии следователя с потерпевшим следует учитывать негативно-эмоциональное состояние последнего, возникшее в результате преступления и его последствий.

Психические состояния потерпевшего (особенно при совер­шении над ним насильственных действий) следует отнести к экстремальным психическим состояниям (стресс, аффект, фру­страция), вызывающим существенные сдвиги в его отражатель­но-регуляционной сфере.

В конфликтных ситуациях сужается сознание потерпевше­го, ограничиваются его адаптивные возможности. Иррадиация возбуждения приводит к генерализованным (чрезмерно расши­ренным) обобщениям, сдвигам во взаимодействии сигнальных систем. Травмирующее воздействие событий приводит к пре­увеличению потерпевшими временных интервалов (иногда в два-три раза).

Грубые физические воздействия, являясь сверхсильными раздражителями, вызывают нарушение психической деятельно­сти. Однако это не означает, что потерпевшие способны лишь дезориентировать следствие. Многие действия, совершенные до преступления, в подготовительной его стадии, запечатлеваются в их памяти. Во многих случаях потерпевшие запоминают при­меты и действия преступника.

Следователь должен учитывать динамику психического со­стояния потерпевших. Повторно пересматривая случившееся, они активно реконструируют прошедшие события; закрепляют устойчивые очаги возбуждения. Возникает сложный устойчи-

3. Взаимодействие следователя со свидетелями 371

вый нервно-эмоциональный комплекс со сложными взаимодей­ствиями чувства стыда, обиды, унижения, мести, а иногда и агрессивности. У потерпевших от полового насилия возникает чувство депрессии, апатии, обреченности, усугубляющееся представлениями о возможной беременности и заражении ве­нерическими заболеваниями. Нередко показания этой катего­рии потерпевших умышленно искажаются с целью сокрытия неблаговидных поступков.

Повторное обращение к аффектогенным обстоятельствам может вызвать напряженное психическое состояние, непроиз­вольный уход от психотравмирующих обстоятельств. Все это требует особой чуткости, тактичности и внимательности со сто­роны следователя.

Нередко потерпевшим приходится участвовать в многочис­ленных допросах и очных ставках, неоднократно выезжать на место происшествия, опознавать участников преступления. В этих условиях у потерпевших может непроизвольно сформи­роваться механизм психической защиты от повторных психо­травмирующих воздействий. Стремление выйти из сферы след­ствия может привести к поспешным конформным показаниям, согласию с предложениями следователя. Следует учитывать и возможное воздействие на потерпевшего со стороны обвиняе­мого и его родственников и друзей.

Следователю необходимо чутко улавливать динамику настро­ения потерпевшего. Особенно тщательному психологическому анализу должны подвергаться просьбы потерпевшего о прекра­щении дела, которые часто вызываются психическим давлени­ем со стороны заинтересованных лиц.

В необходимых случаях следователь преодолевает психичес­кое воздействие на подозреваемого со стороны заинтересован­ных лиц, вызывая их на допрос и предупреждая об уголовной ответственности за подстрекательство или понуждение потер­певшего к даче ложных показаний.

§ 3. Взаимодействие следователя со свидетелями. Психология свидетелей

Особенностью поведения свидетелей в предварительном следствии (и на суде) является их процессуально регламентиро-анная обязанность дать показания, имеющие значение для рас-рытия и расследования преступлений.

372 Глава 13. Психология коммуникативной деятельности следователя

Взаимодействуя со свидетелями, следователь должен учиты­вать, что направленность восприятия события и его содержание определяются оценочной позицией воспринимающего лица, уровнем его психического, интеллектуального и нравственного развития.

При взаимодействии со следователем свидетель придержи­вается определенной линии поведения, дает свои оценки сооб­щаемым фактам, о чем-то умалчивает, допускает недомолвки. Они могут быть обусловлены различными побуждениями — боязнью мести, жалостью, стремлением избавиться от свиде­тельских обязанностей и др. Наряду с этим свидетельские пока­зания сами по себе затруднены рядом психологических обстоя­тельств — фрагментарностью первоначального восприятия со­бытий, мнемическими и речевыразительными трудностями. (Подробнее психология свидетелей будет рассмотрена в главе 14 «Психология допроса и очной ставки».)

§ 4. Психологический контакт

в следственной деятельности.

Приемы правомерного психического воздействия

на лиц, противодействующих следствию

В следственной практике особенно существенна подготовка следователя к общению с проходящими по делу лицами. Предва­рительно знакомясь с личностными особенностями каждого проходящего по делу лица, особенностями его поведения, обра­за жизни, кругом потребностей и интересов, следователь про­гнозирует не только свои действия, но и возможные реакции на них партнера по общению, предусматривает позиции этих лиц в отношении обстоятельств дела, существенных для расследова­ния, разрабатывает стратегию и тактику разрешения следствен­ных задач.

Общение следователя с обвиняемым (подозреваемым), по­терпевшим и свидетелями в значительной мере формализовано, обусловлено процессуальными требованиями. Как у следовате­ля, так и у каждого из этих лиц четко определено их правовое положение.

Межличностное общение в предварительном следствии не обычный двусторонний процесс, так как оно односторонне на­правляется властной инициативой следователя в рамках уголов­но-процессуальных норм. Присущая данному виду общения

§ 4. Психологический контакт в следственной деятельности 373

формализованность в значительной мере затрудняет, сковывает психическую активность проходящих по делу лиц и требует от следователя коммуникативной гибкости, применения специаль­ных средств активизации общения.

Любое формально-ролевое общение имеет индивидуальный стиль, обеспечивающий его успех или неуспех. Психологически особенно значимы вступление следователя в общение, установ­ление первичных коммуникативных контактов, определяющих в значительной мере их дальнейшее развитие .

Установление коммуникативного контакта обусловлено пси­хическим состоянием контактирующих лиц, их психической вза­имоадаптацией. Основа установления коммуникативного контак­та — актуализация эмоционально значимого предмета общения, вызывающего психическую активность общающихся лиц.

Установление коммуникативного контакта — психологичес­кая задача, осложняющаяся в предварительном следствии отри­цательной установкой отдельных лиц в отношении представи­телей правосудия, ослабленностью, агрессивностью, скрытнос­тью, подозрительностью.

В позиции отдельных следователей также могут преобладать отрицательные установки — крайне негативное отношение к антисоциальной личности обвиняемого или подозреваемого и связанные с этим высокомерие, надменность, чувство превос­ходства и т. п.

Профессиональным качеством следователя является его спо­собность нейтрализовать, затормозить эмоционально-негативное отношение к обвиняемому (подозреваемому). При вступлении в общение с ним следователь должен адекватно отразить психи­ческое состояние допрашиваемого, используя зондирующие ком­муникативные действия нейтрального содержания.

Вступление в общение с проходящими по делу лицами в судебно-психологической литературе часто называется установлением психо­логического контакта. Однако термин «психологический контакт» оз­начает эмоционально-положительную взаимосвязь на основе общих ‘ интересов и единства целей общающихся лиц. Поскольку в судопро­изводстве у участников уголовного дела нет постоянного единства це­лей и интересов, термин «психологический контакт» целесообразно заменить термином «коммуникативный контакт», освобождающим от обязательного изыскания общих интересов и целей, взаимных эмоци­онально-положительных переживаний в условиях предварительного следствия.

374 Глава 13. Психология коммуникативной деятельности следователя

При этом могут быть обнаружены два крайних вида психичес­кого состояния допрашиваемого —резко возбужденное эмоциональ­но-отрицательное (гнев, возмущение и т. п.) и депрессивно-по­давленное (печаль, тоска, уныние и т. п.). Дальнейшее поведе­ние следователя должно строиться с учетом этих состояний, дабы не усугубить отрицательное психическое состояние этих лиц. Здесь могут повредить невнимательность, небрежность, суетливость, нервозность, подчеркнутая подозрительность, наи­гранная веселость или суровость.

Установлению коммуникативного контакта содействует все, что повышает уровень психической активности. В большинстве случаев коммуникативный контакт в предварительном след­ствии создается на основе информации, способной вызвать по­вышенную ориентировочную реакцию. Следует учитывать актуа­лизированные потребности партнера по общению, его текущие доминанты, которые определяются не столько личностными или профессиональными интересами проходящего по делу лица, сколько проблемами, связанными с расследуемым собы­тием.

У каждого обвиняемого, подозреваемого, потерпевшего и свидетеля существуют свои животрепещущие проблемы, жгучие вопросы, концентрирующиеся вокруг расследуемого дела. Свои контакты со следователем они строят в плане отношений к со­бытию преступления. (И здесь неприемлемы расхожие рекомен­дации по части установления психологических контактов, кото­рые предлагаются некоторыми юристами, занимающимися су­дебной психологией, когда с любителями шахмат предлагается устанавливать психологический контакт разговором о тонкостях ферзевого гамбита, а с рыболовом — об особенностях клева в осенне-зимний период.)

Задача следователя — с самого начала найти основу в имею­щихся у данной личности положительных социальных связях, уси­лить эти связи, возбудить социально-положительные, гражданские мотивы поведения. Общая стратегия поведения следователя со­стоит не в заигрывании с допрашиваемым лицом, не в нахожде­нии каких-либо общих любительских интересов, а в достойном осуществлении следователем своей социально-гражданской роли, служебной обязанности.

Обвиняемый, подозреваемый, потерпевший и свидетели дол­жны увидеть в следователе честного, принципиального, куль­турного, знающего свое дело человека, не унижающего их лич-

§ 4. Психологический контакт в следственной деятельности 375

ного достоинства, не ущемляющего, а защищающего их гаран­тированные законом права.

Установление коммуникативного контакта — это прежде все­го избежание всего того, что может его нарушить. Следователю противопоказаны примитивность, вульгарность, профессио­нальная некомпетентность и тем более грубость и психическое насилие в разнообразных формах проявления (угроза, шантаж, манипулирование ложной информацией, ущемление нацио­нальных и религиозных чувств и т. п.).

Вся система коммуникативных контактов должна строиться прежде всего на положительных качествах личности, справед­ливости и гуманном отношении к подследственному лицу. Наи­более значимый момент для установления контакта — доступ­ное и убедительное разъяснение юридических прав и обязанно­стей данного участника уголовного дела.

Подследственные лица часто чувствуют себя беззащитными перед нависшей опасностью. И следователь с самого начала должен выступать как защитник закона, прав обвиняемого, по­дозреваемого и других участвующих в деле лиц. Особенно зна­чимо для подследственного лица разъяснение следователем от­дельных положений закона, раскрытие тех возможностей, кото­рыми обвиняемый (подозреваемый) может воспользоваться в своем положении.

Следователь должен проявить себя не как преследующее лицо, а как человек, призванный помочь другому, пусть даже оступившемуся, человеку. И это должно быть не показной, а внутренней позицией следователя. Поведение подследственно­го во многом зависит от поведения следователя. И если следо­ватель проявил внимание к подлинным нуждам зависимого от него человека, с ним всегда захотят установить контакт.

Особенно внимательного отношения требуют лица, лишен­ные свободы. Лишение свободы — сильнейший психологичес­кий фактор. Ограниченная возможность действий, тяжелые нравственные переживания обостряют защитную доминанту, повышают избирательное отношение ко всем действиям офи­циальных лиц, перестраивают всю ценностно-мотивационную и регуляционную сферу личности, повышают чувствительность к отдельным наиболее значимым воздействиям. Особенно зна­чима при этом первая встреча со следователем, которая должна соответствовать не только юридическим, но и нравственно-пси­хологическим нормам. Прежде всего необходимо избежать кон­фликтного взаимодействия.

376 Глава 13. Психология коммуникативной деятельности следователя

Для негативного отношения к обвиняемому и подозревае­мому у следователя, особенно в начале расследования, нет ни­каких оснований — истина еще должна быть установлена. Но даже виновный и осужденный остается гражданином государ­ства со всеми вытекающими отсюда правами, социальным ста­тусом.

У следователя не должно быть негативной установки в отно­шении подследственных лиц, конфликтного взаимодействия с ними. Не существует глобальной конфликтности между следо­вателем и подследственными лицами. Задача следователя — пре­одолеть даже временно возникшие конфликтные ситуации и в любом случае достигнуть цели расследования — установить истину по расследуемому событию.

Не всякое противодействие следствию является конфликтом, позиционной борьбой. Противодействие правосудию чаще всего выражается в несостоятельных уловках преступника, для пре­одоления которых следствие располагает системой научно раз­работанных средств. Длительные конфликты, борьба могут воз­никнуть только в практике малоквалифицированных следовате­лей, не владеющих тактикой преодоления противодействия следствию.

Преодоление противодействия подследственного лица тре­бует профессионализма, владения соответствующими правомер­ными психологизированными приемами. Эти приемы четко отличаются от приемов психического насилия. Законом запре­щено вымогательство показаний обвиняемого и других участвую­щих в деле лиц путем насилия, угроз и иных незаконных мер. К приемам психического насилия относятся подсказывающие и наводящие вопросы, угрозы, необоснованные обещания, мани­пуляция ложной информацией, использование низменных по­буждений и т. п. Уголовно наказуемо физическое насилие над личностью . Категорически недопустимы следственные дей­ствия в тактических целях (например, проведение очной ставки при отсутствии в показаниях существенных противоречий).

Преодолевая противодействие, следователь не ставит задачу сломить противодействующую личность, принизить ее, побе­дить в борьбе с ней.

‘ От физического насилия следует отличать физическое принужде­ние. Оно допускается законом при задержании, заключении под стра­жу, принудительном освидетельствовании и получении образцов для сравнительного исследования.

4. Психологический контакт в следственной деятельности 377

От средств и приемов неправомерного психического насилия, связанных с получением угодных следователю показаний, сле­дует отличать правомерные приемы психического принуждения.

Эффективное применение средств и приемов психического при­нуждения — основа тактического мастерства следователя. Все уго-товное судопроизводство основано на предусмотренных зако­ном принудительных воздействиях по отношению к участникам головного дела. Прием психического принуждения — воздействие т противодействующее следователю лицо путем создания такой ситуации, в которой обнаруживается скрываемая им информация зопреки его желанию. Например, тактически целенаправленная :истема вопросов может выявить помимо желания допрашива­емого лица факты и детали, которые могут быть известны толь-со лицу, причастному к совершению преступления.

Выше отмечалась необходимость опоры на положительные социальные связи и положительные качества противодействую­щего следователю лица. Допустимо ли наряду с этим использо­вание его отрицательных пикнических и нравственных ка­честв — эмоциональной неустойчивости, вспыльчивости, бес­принципности, тщеславия, мстительности и т. п.? Средство достижения истины допустимо, если лицо, дающее показания, ос­тается свободным в выборе линии своего поведения. Таков крите­рий правомерности психического воздействия.

Встречаясь с упорным запирательством допрашиваемого, следователь использует жесткие приемы психического воздей­ствия, но они не должны быть связаны с предвзятой позицией следователя. Следователь воздействует не на содержание пока­заний, а на мотивационную сферу допрашиваемого (путем разъяснения юридического значения имеющихся улик, особой системой их предъявления и т. п.).

Допустимы все приемы психического воздействия, осно­ванные на эффекте блокировки возможных уклонений допра­шиваемого лица от правдивых показаний, когда следователь, предвидя возможные уклонения, заранее блокирует их, демон­стрирует их бесперспективность и тем самым побуждает к правдивым показаниям. Не прибегая к дезинформации, следо­ватель может широко использовать возможность разноплано­вой трактовки подследственным лицом имеющейся в деле ин­формации.

Каждый прием правомерного психического воздействия имеет свою сверхзадачу, которая решается подследственным

378 Глава 13. Психология коммуникативной деятельности следователя

лицом на основе имеющейся у него информации. Узловые воп­росы, все наиболее значимое для него важно подать в момент его наибольшей психической активности, но с неожиданной стороны. При этом резко повышается значимость получаемой информации — происходит ее эмоциональная генерализация.

Психическим воздействием обладает последовательность вопросов следователя. В тех случаях, когда они ассоциируются с подлинными событиями, возникает впечатление широкой осведомленности следователя об этих событиях. Но даже оди­ночные, имеющие самостоятельное значение вопросы должны быть всесторонне осмыслены следователем как фактор психи­ческого воздействия. Разные редакции одного и того же по су­ществу вопроса могут попасть на различную мотивационную почву подследственного лица.

Обвиняемый А. признал свое участие в групповом вооруженном нападении на Сбербанк и показал, что в совершении преступления участвовал Б., который это отрицал и требовал очной ставки с А. Будет ли А. на очной ставке говорить с Б. как с одним из участников банды? Такой уверенности у следователя не было. Разрешение ситуации зави­сит от психолотической гибкости следователя. В данном случае следо­ватель на очной ставке избежал вопроса: «Кто участвовал в нападении на Сбербанк?», заменив его другим: «Чем вы и Б. были вооружены при нападении на Сбербанк?»

Цель психического воздействия — преодоление установок на противодействие, убеждение противодействующего лица в не­обходимости правдивого поведения. Сущность психического воздействия в судопроизводстве состоит не в нагнетании страха и не в соблазнении подследственного лица необоснованными обещаниями, а в убеждении его действенными средствами в преимуществах достойного, честного поведения.

Для этого необходимо знать истинные мотивы запиратель­ства, преодолевать сложившуюся негативную позицию личнос­ти, убеждать ее в нецелесообразности избранного поведения. При этом следователь воздействует на положительные качества личности. Унижение личности, выдвижение на передний план ее отрицательных качеств ведет к личностной конфронтации, уходу индивида от нежелательного для него общения.

Не сломить волю подследственного лица, а трансформиро­вать злую волю в добрую — такова психологическая сверхзадача следователя в ситуациях противодействия.

4. Психологический контакт в следственной деятельности 379

Итак, все способы психического воздействия на проходящих по делу лиц должны быть правомерными. Использование каких бы то ни было приемов психического насилия противоправно.

Следователю необходимо знать четкую грань между право­мерными и неправомерными приемами расследования: психи­ческое воздействие правомерно, если оно не ограничивает свободу волеизъявления проходящего по делу лица, не направлено на вы­могательство угодных следователю показаний.

Тактический прием психического воздействия на участвую­щее в уголовном деле лицо правомерен при условии, что он не должен:

• основываться на неосведомленности обвиняемого (подо­зреваемого) или иных лиц в правовых вопросах;

• унижать достоинство личности и ограничивать свободу ее волеизъявления;

• насильственно влиять на позицию виновного, побуждать его к признанию несуществующей вины, к оговору невинов­ных, к даче ложных показаний.

Следователь должен помнить, что гарантия прав личности в су­допроизводстве — одновременно и гарантия достижения истины.

Каким арсеналом средств правомерного психического воз­действия на лиц, противодействующих расследованию, распо­лагает следователь?

Судебная психология рекомендует ряд приемов правомерно­го психического воздействия в ситуациях противодействия:

1) ознакомление противодействующего лица с системой име­ ющихся доказательств, раскрытие их юридического значения, убеждение в бесполезности противодействия следователю; разъяснение преимуществ чистосердечного раскаяния;

2) создание у подследственного лица субъективных представ- ‘■ лений об объеме доказательств, оставление его в неведении от­ носительно фактически имеющихся доказательств;

3) исправление ошибочных представлений о неосведомленнос­ти следователя;

4) создание условий для действий подследственного лица, ве­дущих к его разоблачению; временное попустительство уловкам, совокупность которых может иметь разоблачающее значение;

5) система предъявления улик по возрастающей их значимос­ти, внезапное предъявление наиболее значимых, изобличающих доказательств;

380 Глава 13. Психология коммуникативной деятельности следователя

6) совершение следователем действий, допускающих их мно­гозначное толкование подследственным лицом;

7) использование внезапности, дефицита времени и информации для продуманных контрдействий противодействующего лица;

8) демонстрация возможностей объективного установления скрываемых обстоятельств независимо от показаний подслед­ ственного.

Большое психологическое воздействие на подследственного оказывает предъявление ему вещественных доказательств и рас­крытие их разоблачающего значения, возможностей судебной экспертизы.

Следователь учитывает и использует эмоциональные реак­ции обвиняемого на те вещественные доказательства, которые значимы лишь для него и нейтральны сами по себе. Так, предъявление обуви и одежды убитого эмоционально значимо для виновного и нейтрально для невиновного

Экспертиза личности обвиняемого, потерпевшего, свидетелей

Экспертиза личности обвиняемого, потерпевшего, свидетелей является разновидностью судебно-психиатрической экспертизы, основной целью которой является анализ дееспособности обследуемого. Данное исследование выясняет, был ли способен обследуемый здраво оценивать ситуацию, взвешенно принимать решения и осознавать их возможные последствия.

Данный вид экспертизы представляет собой один из важнейших инструментов следственного и судебного процесса. На основании выводов, полученных экспертом, определяется дальнейшая судьба лиц, проходящих обследование. Заключение, сформулированное экспертом, носит доказательную силу и рассматривается судом в составе доказательной базы по рассматриваемому делу.

Экспертиза личности обвиняемого, потерпевшего, свидетелей предназначена для выявления особенностей характера обследуемых граждан, а также для формирования личностной оценки в целом. Исследование помогает пролить свет на мотивы и причины преступного поведения человека, проходящего обследование. Определение мотивов преступления подчас играет основную роль в расследовании. Если мотивы преступника неочевидны, их выявлению может способствовать квалифицированный эксперт.

Эксперт составляет свое профессиональное мнение на основании имеющихся у него особых знаний в области психологии. Залогом же объективности суждений эксперта является научная природа используемых им методов.

Основные направления работы специалиста в области экспертизы личности обвиняемого, потерпевшего, свидетелей

Задачи исследования ставятся на основании обстоятельств дела, а также целей проводимой экспертизы. В каждом отдельном случае перечень задач составляется индивидуально. Однако, чаще всего эксперту, проводящему анализ, приходится решать следующие задачи:

  • Определение способности обследуемого (свидетеля, потерпевшего или обвиняемого) объективно оценивать обстоятельства, имеющие непосредственное отношение к расследуемому делу.
  • Определение способности обследуемого гражданина давать показания, соответствующие истине.
  • Определение того, осознает ли жертва изнасилования должным образом значение и характер совершенных в ее отношении действий. Особенно важно выяснение данного обстоятельства при работе с несовершеннолетними, а также малолетними потерпевшими.
  • При работе с несовершеннолетними обвиняемыми, демонстрирующими признаки отставания в психическом или интеллектуальном развитии, – определение способности обследуемого к руководству собственными действиями и осознанию значения совершенных поступков в полной мере.
  • Определение факта о наличии или отсутствии у обследуемого состояния аффекта во время совершения противоправных действий.
  • Определение ведущего мотива, подчиняющего деятельность обследуемого в целом, а также выяснение мотивации каждого конкретного поступка, имеющего значение для следствия.
  • Установление психологических и социальных взаимоотношений обследуемого гражданина с членами преступной группы, к которой он относится.
  • Выявление индивидуальных психологических характеристик обследуемого гражданина, которые могли оказать влияние на его поступки, а также на возникновение у данного лица намерения совершить преступление.
  • Установление психического состояния человека во время, предшествующее совершению самоубийства. Выявление особого состояния или психических особенностей обследуемого, которые могли бы повлиять на принятие решения о предпринятой попытке суицида.

Процедура проведения экспертизы личности обвиняемого, потерпевшего, свидетелей

Порядок осуществления данного исследования согласован с общей процедурой проведения судебно-психологических экспертиз. Он состоит из следующих этапов:

  • На первом этапе специалист, осуществляющий экспертизу личности обвиняемого, потерпевшего, свидетелей, анализирует предмет предстоящего исследования и тщательно изучает поставленные перед ним вопросы.
  • Следующим этапом является определение задач предстоящего исследования.
  • Исходя из задач исследования, эксперт подбирает необходимые диагностические методы.
  • Далее следует основное этап экспертизы – непосредственное проведение исследования, по результатам которого составляется экспертное заключение, являющееся главным документом и результатом экспертизы.

Процесс проведения основного этапа экспертизы личности обвиняемого, потерпевшего, свидетелей, как правило, включает в себя следующие стадии:

  • Анализ всех предоставленных эксперту материалов через призму психологического состояния исследуемого.
  • Наблюдение за лицом, проходящим экспертизу, и анализ полученных данных.
  • Проведение бесед с обследуемым лицом.
  • Использование выбранных аналитических методов исследования с целью определения индивидуальных психологических характеристик обследуемого лица.
  • Обработка полученных в результате исследования данных, анализ информации и формулирование предварительных выводов.
  • Изучение специальной литературы и проверка предварительных выводов.
  • Подготовка материалов для составления экспертного заключения.

Правовые основы проведения экспертизы обвиняемого, потерпевшего, свидетелей

Согласно Федеральному закону № 73-ФЗ от 31 мая 2001 года, регулирующему деятельность эксперта в нашем государстве, эксперту надлежит быть независимым, объективным и нести полную ответственность за составленное им заключение.

Статья 7 данного Федерального закона утверждает независимость эксперта от лиц, назначивших проведение исследования, сторон по делу или любых других граждан и организаций.

Статья 8 Федерального закона предписывает эксперту объективность при вынесении суждений по рассматриваемому им делу.

Статья 16 Федерального закона описывает обязанности специалиста, осуществляющего проведение экспертизы.

Статья 17 Федерального закона содержит перечень прав, которыми обладает эксперт.

Вопросы, на которые дает ответы специалист в области экспертизы обвиняемого, потерпевшего, свидетелей

Залогом успешного проведения экспертизы личности обвиняемого, потерпевшего, свидетелей является тщательная и правильная формулировка вопросов, адресованных эксперту. Данные вопросы должны лежать строго в рамках профессиональной компетенции эксперта, так как специалист, отвечая на них, не может высказывать мнение о вещах, лежащих за пределами его познаний. Кроме того, недопустимо использование правовых понятий вместо психологических терминов, например словосочетания «неожиданно возникшее волнение» вместо «аффект», «эмоциональная реакция» и так далее. Допустимо адресовать эксперту, проводящему исследование, следующие типы вопросов:

  1. Способен ли обследуемый гражданин осознавать значение своих действий, руководить собственными поступками и оценивать их последствия?
  2. Находился ли обследуемый гражданин во время совершения противоправного действия (попытки самоубийства) в состоянии аффекта?
  3. Находился ли обследуемый гражданин во время совершения противоправного действия (попытки самоубийства) в особом психическом состоянии, не имеющем патологической природы, но способном оказать значительное влияние на его поведение или способность контролировать свои поступки и осознавать их последствия? Находился ли обследуемый гражданин в состоянии фрустрации, депрессии, сильного страха, эмоционального стресса?
  4. Осознает ли обследуемый гражданин, являющийся потерпевшим в ходе произошедшего изнасилования, значение и характер произошедших в отношении его насильственных действий. Был ли потерпевший в состоянии оказывать сопротивление?
  5. Каковы ведущие мотивы, определяющие стиль поведения обследуемого гражданина?
  6. Какова мотивация обследуемого гражданина, приведшая к совершению им определенных действий?
  7. Принадлежит ли обследуемое лицо к определенной преступной группе? Какова социальная структура данной группы? Какое положение в группе занимает обследуемый гражданин? Каковы его взаимоотношения с остальными членами данной группы?
  8. Какие психологические и личностные особенности обследуемого гражданина могли оказать серьезное воздействие на его поведение? Какие особенности характера и личности обследуемого гражданина могли способствовать появлению и становлению намерения совершить противоправное действие (попытку суицида)?

38. Психология обвиняемого, подозреваемого, потерпевшего и свидетелей.

Психология обвиняемого (подозреваемого). Основанием для привлечения лица к уголовной от­ветственности служит наличие достаточных доказательств для обвинения. В психологическом плане важно, чтобы разъяснение сущности обвинения и процессуальных прав обвиняемого было сделано простым, доступным языком. Необходимо получить ответы на все заданные обвиняемому вопросы и получить его подтверждение о том, что он понимает предъявленное ему обвинение.

Для успешного осуществления предварительного след­ствия необходимо хорошо ориентироваться в личностных особенностях проходящих по делу лиц и особенно обвиня­емого и подозреваемого (иметь сведения об образе жизни обвиняемого, его социальных связях, круге знакомств, бытовых условиях). Особенно важ­но знать этапные факторы формирования личности обви­няемого, существенные биографические данные. Необхо­димо обратить внимание на поведенческие установки и стереотипы обвиняемого лица, его адаптационные и ком­муникативные возможности, способы поведения в конф­ликтных ситуациях.

Особенности психического состояния обвиняемого (по­дозреваемого) в значительной мере определяются его от­ношением к событию преступления и правосудию. Суще­ственное значение имеют социально-ценностные личност­ные позиции, а также рефлексия обвиняемым (подозре­ваемым) степени доказанности преступления, состояния его расследования.

В зависимости от этих обстоятельств могут возник­нуть две различные стратегии поведения обвиняемого, связанные или с его стремлением избежать суда и спра­ведливого наказания, или с осознанием неизбежности суда.

Первая ведет к выработке соответствующей защитной тактики, форми­рованию в сознании обвиняемого (подозреваемого) так на­зываемой «защитной доминанты». Эта защитная тактика может быть активной — дача ложных показаний, уничто­жение вещественных доказательств, создание ложных до­казательств, влияние на свидетелей и пассивной — отказ от сотрудничества со следователем без использования ак­тивных средств противодействия. Защитные механизмы начинают формироваться уже при возникно­вении преступного умысла, а затем в ходе совершения преступления и при сокрытии его следов. Опытный пре­ступник делает все, по его мнению, возможное, чтобы скрыть следы преступления, крайне затруднить расследование, ввести следователя в заблуждение, планирует линию поведения и в случае раскрытия преступления.

Защитная доминанта обвиняемого определяет направ­ленность его психической деятельности, повышенную чув­ствительность ко всему тому, что охраняется сложивши­мися защитными позициями. Но в этом и основная сла­бость позиции обвиняемого. Возникает тенденция к преувеличению информационной вооруженности следователя, переоценка угрожающих воз­действий.

Психология обвиняе­мых (подозреваемых) определяется и теми общими ха­рактерологическими особенностями, которые присущи лицам, совершающим определенные виды преступлений. Например, насиль­никиотличаются крайним эгоизмом при­митивно-анархическими устремлениями, эмоционально-нравственной асинтонностью, жестокостью и агрессивнос­тью. Возможные аффективные вспышки, ситуативные конфликты. Наряду с этим пони­женная критичность их поведения делает невозможным длительное, тактически продуманное противодействие следователю. Психические особен­ности: как бесстыдство, крайняя вульгарность, разнуздан­ная чувственность, аморальность.

«Случайные» убийцы, как правило, имеют неблагоприятные бытовые обстоятельства.

Лица, обвиняемые в корыстно-насильствен­ных преступлениях (грабежи и разбои), как правило, с крайней антисоциальной и антипра­вовой ориентацией. Для них характерны глубокая аморальность, пьянство. Наряду с этим они во многих случаях отличаются повышенным самоконтролем, способностью к устойчивому тактическому противодействию.

Насильственные типы преступников, как правило, склонны к обвинительной трактовке действий других лиц.

Преступники уходят от признания своей виновности, внутренне не осуждают себя. Их самооценки отличаются низкой самокритичностью, неадек­ватностью. Формируя механизм психо­логической защиты преступники становятся мало­чувствительными к информации, противоречащей их лич­ностным установкам (механизм психологического вытесне­ния), изыскивают доводы для оправдания своего поведе­ния (механизм самооправдательной рационализации), все­возможные личностно утверждающие компенсации, гипертрофируют личностно-положительные самооценки. Не возникает, как правило, чувства вины. Но преступник, сохраняя ценность своего Я-образа, остается в силу этого чувствительным в отношении собственной системы ценностей, тех своих ка­честв, которые он ценит. Уличение в бесчестности его может не волновать, а уличение в трусости, малодушии, предательстве — глубоко оскорбить. Личность обвиняемых, как правило, противоречива — одни их оценки, оправдательные, направлены на себя, другие, обвинительные,— на окружающих лиц.

Психология потерпевшего. Психические состояния потерпевшего в значитель­ной мере могут определяться его «обвинительной доми­нантой«, отрицательными эмоциями, связанными с поне­сенным ущербом.

Показания многих потерпевших перенасыщены оценоч­ными элементами, тогда как доказательственное значение имеют только фактические сведения.

Психические состояния потерпевшего (особенно при совершении над ним насильственных действий) следует отнести к экстремальным психическим состояниям (стресс, аффект, фрустрация), вызывающим существенные сдви­ги в его отражательно-регуляционной сфере.

В конфликтных ситуациях сужается сознание потер­певшего, ограничиваются его адаптивные возможности. Иррадиация возбуждения приводит к генерализованным (чрезмерно расширенным) обобщениям, сдвигам во взаи­модействии сигнальных систем. Травмирующее воздействие событий приводит к преувеличению потерпевшими вре­менных интервалов (иногда в 2—3 раза).

Грубые физические воздействия, являясь сверхсиль­ными раздражителями, вызывают нарушение психичес­кой деятельности. Возникает сложный устойчивый нервно-эмоциональный комплекс со сложными взаимодействиями чувства стыда, обиды, уни­жения, мести, а иногда и агрессивности. У потерпевших от полового насилия возникает чувство депрессии, апатии, обреченности, усугубляющееся представлениями о возмож­ной беременности и заражении венерическими заболевани­ями. Нередко показания этой категории потерпевших умышленно искажаются с целью сокрытия неблаговидных поступков.

Для многих потерпевших характерно состояние повы­шенного уровня тревожности и как следствие этого — де­стабилизация личной психической активности, нарушенность социальной адаптированности, адекватности поведения. Повторное обращение к аффектогенным обстоятель­ствам может вызвать напряженное психическое состоя­ние, непроизвольный уход от психотравмирующих обсто­ятельств.

Нередко потерпевшим приходится участвовать в мно­гочисленных допросах и очных ставках, неоднократно выезжать на место происшествия, опознавать участников преступления. В этих условиях у потерпевших может не­произвольно сформироваться механизм психической за­щиты от повторных психотравмирующих воздействий. Ин­тенсивные процессы торможения, их иррадиация могут значительно затруднить получение от потерпевшего нуж­ных для расследования сведений. Стремление выйти из сферы следствия может привести к поспешным конформ­ным показаниям, согласию с предложениями следователя.

Психология свидетелей. Направленность восприятия события и его содержание определяются оценочной позицией воспринимающего лица, уровнем его психического, интеллекту­ального и нравственного развития.

При взаимодействии со следователем свидетель при­держивается определенной линии поведения, дает свои оценки сообщаемым фактам, о чем-то умалчивает, до­пускает недомолвки. Они могут быть обусловлены различ­ными побуждениями — боязнью мести, жалостью, стрем­лением избавиться от свидетельских обязанностей и др. Наряду с этим свидетельские показания сами по себе зат­руднены рядом психологических обстоятельств — фраг­ментарностью первоначального восприятия событий, мнемическими и речевыразительными трудностями.

Мнемическая помощь- содействие лицу по восстановлению в памяти забытого материала.

Еще по теме:

  • Исковое заявление на заливку Исковое заявление о восстановлении на работе Если работник столкнулся с незаконным увольнением, исковое заявление о восстановлении на работе поможет восстановить свои трудовые права. При […]
  • Адвокат высоцкого Валерий Плотников судится с фондом Высоцкого из-за авторских фото Петербургский фотомастер Валерий Плотников, снимавший Владимира Высоцкого на протяжении 13 лет, подает судебные иски к […]
  • Мнимый договор гк рф Сделка дарения по ГК РФ Особенностью сделки дарения, согласно ст. 572 Гражданского кодекса Российской Федерации (ГК РФ), является безвозмездная передача другому лицу определенного […]
  • Диспансеризация отказ от прохождения Отказ от диспансеризации Это Ваше право.Вы можете отказаться от медицинского обследования. Решение о медицинском вмешательстве без согласия гражданина принимается исключительно в […]
  • Ст 284 ч 1 коап рф Комментарии к СТ 14.3 КоАП РФ Статья 14.3 КоАП РФ. Нарушение законодательства о рекламе Комментарий к статье 14.3 КоАП РФ: 1. Объектом предусмотренных данной статьей административных […]
  • Заявление об увольнении учителя Как написать заявление об увольнении учителю Заявление об увольнении — собственноручно или на бланке? Вопрос онлайн-консультации . Должны ли сотрудники­ писать заявления об увольнении­ и о […]