Бездействие гк рф

Оглавление:

Статья 255 ГПК РФ. Решения, действия (бездействие) органов государственной власти, органов местного самоуправления, должностных лиц, государственных или муниципальных служащих, подлежащие оспариванию в порядке гражданского судопроизводства (действующая редакция)

Это старая редакция документа

К решениям, действиям (бездействию) органов государственной власти, органов местного самоуправления, должностных лиц, государственных или муниципальных служащих, оспариваемым в порядке гражданского судопроизводства, относятся коллегиальные и единоличные решения и действия (бездействие), в результате которых:

нарушены права и свободы гражданина;

созданы препятствия к осуществлению гражданином его прав и свобод;

на гражданина незаконно возложена какая-либо обязанность или он незаконно привлечен к ответственности.

  • URL
  • HTML
  • BB-код
  • Текст

Комментарий к ст. 255 ГПК РФ

1. В соответствии со ст. 46 Конституции РФ и главой 25 ГПК РФ граждане и организации вправе обратиться в суд за защитой своих прав и свобод с заявлением об оспаривании решений, действий (бездействия) органов государственной власти, органов местного самоуправления, должностных лиц, государственных или муниципальных служащих, в результате которых, по мнению указанных лиц, были нарушены их права и свободы или созданы препятствия к осуществлению ими прав и свобод либо на них незаконно возложена какая-либо обязанность или они незаконно привлечены к ответственности.

2. К решениям относятся акты органов государственной власти, органов местного самоуправления, их должностных лиц, государственных, муниципальных служащих и приравненных к ним лиц, принятые единолично или коллегиально, содержащие властное волеизъявление, порождающее правовые последствия для конкретных граждан и организаций. При этом необходимо учитывать, что решения могут быть приняты как в письменной, так и в устной форме (например, объявление военнослужащему дисциплинарного взыскания). В свою очередь, письменное решение принимается как в установленной законодательством определенной форме (в частности, распоряжение высшего исполнительного органа государственной власти субъекта Российской Федерации), так и в произвольной (например, письменное сообщение об отказе должностного лица в удовлетворении обращения гражданина).

3. К действиям органов государственной власти, органов местного самоуправления, их должностных лиц, государственных или муниципальных служащих по смыслу главы 25 ГПК РФ относится властное волеизъявление названных органов и лиц, которое не облечено в форму решения, но повлекло нарушение прав и свобод граждан и организаций или создало препятствия к их осуществлению. К действиям, в частности, относятся выраженные в устной форме требования должностных лиц органов, осуществляющих государственный надзор и контроль.

4. К бездействию относится неисполнение органом государственной власти, органом местного самоуправления, должностным лицом, государственным или муниципальным служащим обязанности, возложенной на них нормативными правовыми и иными актами, определяющими полномочия этих лиц (должностными инструкциями, положениями, регламентами, приказами). К бездействию, в частности, относится нерассмотрение обращения заявителя уполномоченным лицом.

5. Исходя из правил ст. 2 Закона РФ «Об обжаловании в суд действий и решений, нарушающих права и свободы граждан» в суд может быть оспорено представление официальной информации, ставшей основанием для совершения действий (принятия решений), в результате которых наступили указанные в комментируемой статье последствия.

6. Гражданин вправе оспаривать как нарушающие права и свободы действия (решения), так и послужившую основанием для совершения действий (принятия решений) информацию либо то и другое одновременно.

7. К официальной информации относятся сведения в письменной или устной форме, повлиявшие на осуществление прав и свобод гражданина и представленные в адрес государственных органов, органов местного самоуправления, учреждений, предприятий и их объединений, общественных объединений или должностных лиц, государственных служащих, совершивших действия (принявших решения), с установленным авторством данной информации, если она признается судом как основание для совершения действий (принятия решений).

8. Суды не вправе отказывать в принятии заявлений военнослужащих на представление командованием документов об их увольнении с военной службы, поскольку в них содержится информация, которая является основанием для принятия решения об увольнении. Иначе говоря, военный суд не вправе отказать, к примеру, в принятии заявления офицера на действия его начальника, связанные с представлением последним соответствующих документов на увольнение офицера в запас. Не может быть признан обоснованным отказ в принятии такого заявления тем, что «по смыслу закона судебному обжалованию подлежат такие действия должностных лиц, которые непосредственно ущемляют права гражданина, а действия рассматриваемого руководителя носят лишь рекомендательный характер для вышестоящего воинского должностного лица и само по себе оформление документов на увольнение офицера не ущемляет его права».

9. Действующим гражданским процессуальным законодательством предусмотрены различия в порядке рассмотрения дел, вытекающих из публичных и частноправовых отношений, в связи с чем особое значение приобретает правильное установление характера правоотношений сторон. Военная служба предполагает осуществление полномочий государства по обеспечению своего суверенитета и иных важнейших государственных интересов, а военнослужащие являются носителями публичной власти. В связи с этим правоотношения, связанные с исполнением военнослужащими своих служебных обязанностей, являются публично-правовыми. Согласно правовым позициям, высказанным Европейским судом по правам человека, споры, связанные с прохождением военной службы, не являются спорами о гражданских правах, в том числе при наличии требований материального характера.

10. Таким образом, нормы подраздела III раздела II ГПК РФ применяются, когда требования военнослужащих, в том числе имущественного характера, непосредственно вытекают из административно-правовых и иных публичных отношений, основанных на властных полномочиях одной стороны по отношению к другой. В этих случаях все требования военнослужащих должны быть разрешены по существу при рассмотрении заявления, поскольку в соответствии со ст. 258 ГПК РФ суд, признав заявление обоснованным, обязан вынести решение о восстановлении нарушенных прав в полном объеме.

11. В тех случаях, когда оспариваемые действия совершены органами военного управления и воинскими должностными лицами не в порядке осуществления административно-властных полномочий, а в процессе осуществления иной деятельности, основанной на равенстве участников правоотношений, дело подлежит рассмотрению в порядке искового производства.

12. В суд могут быть оспорены любые акты как индивидуального, так и общенормативного характера. В суд, в частности, могут быть оспорены отказ соответствующих органов в выдаче визы на выезд за границу, решение государственных органов или органов местного самоуправления об установлении ограничений на вывоз товаров за пределы административно-территориальной единицы, об установлении дополнительных пошлин и сборов и т.д.

13. В том числе могут быть оспорены в суд решения общих собраний общественных организаций и объединений, жилищно-строительных кооперативов, акционерных обществ, профсоюзных организаций и т.п., а также их органов управления и должностных лиц.

14. Граждане вправе оспаривать также бездействие указанных в комментируемой статье органов, должностных лиц, государственных и муниципальных служащих, если оно повлекло за собой перечисленные в статье последствия. К примеру, оспариванию подлежит отказ врачей медсанчасти удостоверить завещание гражданина, находящегося там на излечении.

15. Осуществление негласных оперативно-розыскных мероприятий с соблюдением требований конспирации и засекречивание сведений в области оперативно-розыскной деятельности сами по себе не нарушают прав человека и гражданина.

16. Не нарушаются конституционные права и свободы гражданина тем обстоятельством, что судебное решение на право проведения оперативно-розыскного мероприятия и материалы, послужившие основанием для его принятия, согласно закону хранятся только в органах, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность.

17. Наделение суда полномочием по осуществлению процедуры независимого одобрения оперативно-розыскных мероприятий, связанных с ограничениями конституционных прав граждан, не ущемляет этих прав, а напротив, создает дополнительную гарантию их защиты.

18. В силу ч. 3 ст. 55 Конституции РФ права и свободы человека и гражданина могут быть ограничены федеральным законом в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства.

19. Акты должностных лиц, вынесенных при производстве по делу об административном правонарушении, отвечающие требованиям, предусмотренным ч. 1 ст. 26.2 КоАП РФ, которые исследуются в суде при рассмотрении дела об административном правонарушении в качестве доказательств и на основании которых решается вопрос о виновности лица в совершении административного правонарушения (например, акт медицинского освидетельствования на состояние опьянения лица, в отношении которого возбуждено дело об административном правонарушении), не могут быть предметом самостоятельного обжалования в порядке, предусмотренном главой 25 ГПК РФ, однако возражения на данные акты могут быть изложены в жалобе на постановление по делу об административном правонарушении.

20. Кроме того, не могут быть оспорены в порядке, предусмотренном главой 25 ГПК РФ, отдельно от производства по делу об административном правонарушении вынесенные по делу акты, регламентирующие какие-либо действия, целью которых является решение вопроса о привлечении лица к административной ответственности (например, протоколы об изъятии вещей и документов, явившихся орудиями совершения или предметами административного правонарушения), поскольку возможность совершения этих действий установлена Кодексом Российской Федерации об административных правонарушениях. Указанные акты могут быть оспорены в соответствии с процедурой, предусмотренной этим Кодексом. Если производство по делу об административном правонарушении прекращено и указанные документы влекут правовые последствия для гражданина, то есть каким-либо образом затрагивают его права и свободы, то гражданин вправе оспорить их в порядке, предусмотренном главой 25 ГПК РФ, поскольку иной порядок оспаривания данных актов законодательством не предусмотрен.

21. См. также комментарий к ст. ст. 245, 254, 257 ГПК РФ.

Статья 1069. Ответственность за вред, причиненный государственными органами, органами местного самоуправления, а также их должностными лицами

Вред, причиненный гражданину или юридическому лицу в результате незаконных действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления либо должностных лиц этих органов, в том числе в результате издания не соответствующего закону или иному правовому акту акта государственного органа или органа местного самоуправления, подлежит возмещению. Вред возмещается за счет соответственно казны Российской Федерации, казны субъекта Российской Федерации или казны муниципального образования.

Комментарий к Ст. 1069 ГК РФ

1. Статьи 1069 — 1071 ГК РФ образуют основу института возмещения вреда, причиненного действиями (или бездействием) органов государственной власти или их должностных лиц, — института возмещения вреда, причиненного актами власти. Одно из наиболее значимых научных исследований этого института провел А.Л. Маковский .

———————————
См., например: Маковский А.Л. Гражданская ответственность государства за акты власти // Гражданский кодекс России. Проблемы. Теория. Практика. М., 1998. С. 67 — 112.

В комментируемой статье закреплены общие положения данного института, ст. 1070 устанавливает специальные положения для случаев причинения вреда незаконными действиями органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда, а в ст. 1071 уточняется лишь порядок участия публичного субъекта в деликтном правоотношении.

2. На протяжении весьма длительного периода, начиная с 1917 г., в отечественном законодательстве отсутствовали какие бы то ни было основания для возмещения вреда, причиненного действиями (или бездействием) органов государственной власти или их должностных лиц.

Так, не содержалось соответствующих норм в Конституции (Основном Законе) РСФСР 1918 г., Основном Законе (Конституции) СССР 1924 г., Конституции (Основном Законе) СССР 1936 г., Конституции (Основном Законе) РСФСР 1937 г. Не были закреплены положения о возмещении вреда, причиненного действиями (бездействием) органов государственной власти или их должностными лицами, и в Гражданском кодексе РСФСР 1922 г.

С 1 мая 1962 г. были введены в действие Основы гражданского законодательства Союза ССР и союзных республик, ст. 89 которых предусматривала возможность возмещения вреда, причиненного неправильными служебными действиями должностных лиц органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда, однако лишь в случаях, прямо предусмотренных законом. Аналогичные положения были закреплены в ст. 447 ГК РСФСР 1964 г.

18 мая 1981 г. был принят, а 24 июня 1981 г. утвержден Законом СССР Указ Президиума Верховного Совета СССР «О возмещении ущерба, причиненного гражданину незаконными действиями государственных и общественных организаций, а также должностных лиц при исполнении ими служебных обязанностей» (далее — Указ о возмещении ущерба). В соответствии с этим Указом ущерб, причиненный гражданину в результате незаконного осуждения, незаконного привлечения к уголовной ответственности, незаконного применения в качестве меры пресечения заключения под стражу, незаконного наложения административного взыскания в виде ареста или исправительных работ, подлежал возмещению государством в полном объеме независимо от вины должностных лиц органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда. Указ о возмещении ущерба опирался на ст. 58 Конституции СССР 1977 г., в соответствии с которой гражданам СССР предоставлялось право на возмещение ущерба, причиненного незаконными действиями государственных и общественных организаций, а также должностных лиц при исполнении ими служебных обязанностей. Конституция СССР была введена в действие с 7 октября 1977 г. Аналогичная норма была закреплена в ст. 56 Конституции РСФСР, введенной в действие с 12 апреля 1978 г.

Соответствующие Указу о возмещении ущерба изменения были внесены в ст. 89 Основ гражданского законодательства Союза ССР и союзных республик 1961 г. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 30 октября 1981 г., а в ст. 447 ГК РСФСР — Указом Президиума Верховного Совета РСФСР от 24 февраля 1987 г.

Однако особенностью Указа о возмещении ущерба явились специальные правила о его применении. В соответствии с п. 3 Указа право на возмещение ущерба получили граждане, в отношении которых незаконные действия были совершены после 1 июня 1981 г. Тем самым исключалась возможность возмещения вреда, причиненного незаконными действиями органов государственной власти или их должностных лиц, имевшими место не только в 20-х, 30-х, 40-х, но и в 70-х гг. XX в.

Последующее гражданское законодательство хотя и закрепляло положения о возмещении вреда, причиненного незаконными действиями органов государственной власти или их должностных лиц, однако так же, как и Указ о возмещении ущерба, не придавало соответствующим нормам обратной силы.

Так, Основы гражданского законодательства Союза ССР и республик, утвержденные 31 мая 1991 г. (применялись на территории Российской Федерации в силу Постановления Верховного Совета РФ от 14 июля 1992 г. «О регулировании гражданских правоотношений в период проведения экономической реформы»), содержали нормы об ответственности за вред, причиненный незаконными действиями государственных органов, но не предполагали их применения на прошлое время.

Введенный с 1 января 1995 г. Гражданский кодекс РФ (часть первая) содержит ст. 16, в соответствии с которой убытки, причиненные гражданину или юридическому лицу в результате незаконных действий (бездействия) государственных органов или должностных лиц этих органов, подлежат возмещению. В то же время Федеральный закон от 30 ноября 1994 г. N 52-ФЗ «О введении в действие части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» закрепляет общее положение о действии норм Кодекса во времени и не придает обратной силы его ст. 16.

Положения об ответственности за вред, причиненный актами власти, закреплены в части второй ГК РФ, которая была введена в действие с 1 марта 1996 г. Статья 12 Федерального закона от 26 января 1996 г. N 15-ФЗ «О введении в действие части второй Гражданского кодекса Российской Федерации» содержит специальное указание на то, что действие ст. ст. 1069 и 1070 Кодекса распространяется также на случаи, когда причинение вреда потерпевшему имело место до 1 марта 1996 г., но не ранее 1 марта 1993 г., и причиненный вред остался невозмещенным.

Таким образом, причинявшие вред деяния органов власти и их должностных лиц, имевшие место в период с 25 октября (7 ноября) 1917 по 1 июня 1981 г., никогда не рассматривались законодателем в качестве оснований для возмещения вреда.

Окончательное закрепление в современном законодательстве института возмещения вреда, причиненного актами власти, подчеркивает основной принцип участия государства в гражданских правоотношениях — участие на равных с иными субъектами началах .

———————————
Как отмечал А.И. Масляев, «включение Российской Федерации, субъектов Российской Федерации и муниципальных образований в число участников гражданских правоотношений означает обязательность соблюдения ими основных начал гражданского законодательства» (см.: Гражданское право. Часть первая: Учебник / Под ред. А.Г. Калпина, А.И. Масляева. М., 1997. С. 107).

3. К условиям возмещения вреда в соответствии с комментируемой статьей следует отнести прежде всего наличие вреда (см. комментарий к ст. 1064 ГК). Вред может иметь как имущественный, так и неимущественный характер, т.е. на основании положений комментируемой статьи может быть взыскана также компенсация морального вреда . Необходимым условием возникновения оснований для компенсации морального вреда, причиненного государственными органами, органами местного самоуправления, а также их должностными лицами, является нарушение личных неимущественных прав потерпевшего (ст. 151 ГК).

———————————
Так, например, К.Б. Ярошенко считает, что вред необходимо рассматривать как единую категорию, включающую как имущественный, так и моральный вред (см.: Ярошенко К.Б. Понятие и состав вреда в деликтных обязательствах // Проблемы гражданского права: Сб. статей. М., 2000. С. 335 — 336).

Вторым условием возмещения вреда, причиненного актами власти, является причинно-следственная связь между действиями (бездействием) государственных органов, органов местного самоуправления либо должностных лиц этих органов и наступившими вредоносными последствиями. Законодатель прямо указывает на то, что вред может быть причинен в том числе в результате издания не соответствующего закону или иному правовому акту акта государственного органа или органа местного самоуправления.

Третье условие — противоправность деяния причинителя вреда — в комментируемой статье определено как «незаконные действия (бездействие)» государственных органов, органов местного самоуправления либо должностных лиц этих органов. Бремя доказывания правомерности деяния причинителя вреда лежит на ответчике.

И наконец, четвертым условием возмещения вреда, причиненного актами власти, является вина. Известный принцип «действия работников должника считаются действиями должника», отраженный в ст. ст. 402 и 1068 ГК РФ, применительно к случаям причинения вреда актами власти означает, что действия (бездействие) государственных органов, органов местного самоуправления есть действия или бездействие конкретных служащих или должностных лиц. В этом утверждении необходимо опираться на п. 2 ст. 124 ГК РФ, в соответствии с которым к публично-правовым образованиям применяются нормы, определяющие участие юридических лиц в отношениях, регулируемых гражданским законодательством, если иное не вытекает из закона или особенностей данных субъектов.

4. Одним из важнейших положений комментируемой статьи является определение субъекта в деликтном правоотношении — публично-правового образования, являющегося причинителем вреда. Указание на то, что вред возмещается за счет, соответственно, казны Российской Федерации, казны субъекта Федерации или казны муниципального образования, означает, что ответчиком в таких случаях должно выступать соответствующее публично-правовое образование. Этот вывод следует из ст. 124 ГК РФ, в соответствии с которой Российская Федерация, субъекты Федерации: республики, края, области, города федерального значения, автономная область, автономные округа, а также городские, сельские поселения и другие муниципальные образования выступают в отношениях, регулируемых гражданским законодательством, на равных началах с иными участниками этих отношений — гражданами и юридическими лицами.

Как отмечается в Постановлении Пленума ВАС РФ от 22 июня 2006 г. N 23 «О некоторых вопросах применения арбитражными судами норм Бюджетного кодекса Российской Федерации», рассматривая иски, предъявленные согласно ст. ст. 16, 1069 ГК РФ, судам необходимо иметь в виду, что должником в обязательстве по возмещению вреда, причиненного в результате незаконных действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления либо должностных лиц этих органов, в том числе в результате издания не соответствующего закону или иному правовому акту акта государственного органа или органа местного самоуправления, также является публично-правовое образование, а не его органы либо должностные лица этих органов. Следовательно, при удовлетворении указанных исков в резолютивной части решения суда должно говориться о взыскании денежных средств из казны соответствующего публично-правового образования, а не с государственного или муниципального органа.

Понятие «казна» определено в ст. ст. 214 и 215 ГК РФ . Государственная или муниципальная казна состоит из средств соответствующего бюджета и иного государственного или муниципального имущества, не закрепленного за государственными или муниципальными предприятиями и учреждениями. Вред, причиненный актами власти, возмещается за счет имущества, составляющего казну, в соответствии с положениями ст. 126 ГК РФ, отграничивающей ответственность публично-правового субъекта от ответственности созданных им юридических лиц. Учитывая положения ст. 126 ГК РФ, необходимо признать, что государство и муниципальные образования отвечают за причиненный ими вред не всей своей казной, а лишь той ее частью, которая не изъята из гражданского оборота («за исключением имущества, которое может находиться только в государственной или муниципальной собственности»). Кроме того, невозможно обратить взыскание по обязательствам публичных субъектов и на земельные участки и природные ресурсы, поскольку в соответствии с абз. 2 п. 1 ст. 126 ГК РФ это возможно лишь в случаях, предусмотренных законом.

———————————
Между тем в дореволюционном праве существовал подход, в соответствии с которым казна рассматривалась как государство, субъект прав (см.: Мейер Д.И. Русское гражданское право: В 2 ч. М., 1997. Ч. 1. С. 135).

Указанные особенности обращения взыскания на имущество публично-правовых образований понудили законодателя специально определить порядок исполнения судебных актов в таких случаях. Федеральным законом от 27 декабря 2005 г. N 197-ФЗ «О внесении изменений в Бюджетный кодекс Российской Федерации, Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации, Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации и Федеральный закон «Об исполнительном производстве» Бюджетный кодекс Российской Федерации (далее — БК РФ) был дополнен гл. 24.1 «Исполнение судебных актов по обращению взыскания на средства бюджетов бюджетной системы Российской Федерации». В соответствии со ст. 242.2 названной главы для исполнения судебных актов по искам к Российской Федерации о возмещении вреда, причиненного незаконными действиями (бездействием) государственных органов Российской Федерации или их должностных лиц, в том числе в результате издания государственными органами Российской Федерации актов, не соответствующих закону или иному нормативному правовому акту, а также судебных актов по иным искам о взыскании денежных средств за счет казны Российской Федерации (за исключением судебных актов о взыскании денежных средств в порядке субсидиарной ответственности главных распорядителей средств федерального бюджета), документы направляются для исполнения в Министерство финансов РФ. После этого исполнение судебных актов осуществляется в течение трех месяцев со дня поступления исполнительных документов за счет ассигнований, предусмотренных на эти цели законом (решением) о бюджете. При исполнении судебных актов в объемах, превышающих ассигнования, утвержденные законом (решением) о бюджете на эти цели, вносятся соответствующие изменения в сводную бюджетную роспись.

Для случаев, когда вред возмещается за счет казны субъекта Федерации или муниципального образования, БК РФ предусматривает аналогичные нормы.

Однако положения бюджетного законодательства не исключают применения норм ГК РФ об объеме ответственности публично-правового образования. Для участия в гражданских правоотношениях любому субъекту необходим такой признак, как имущественная обособленность или имущественная самостоятельность (ст. 2 ГК). Наличие отдельного имущества, обособленного от имущества иных лиц, — качество, необходимое для обеспечения стабильности и эффективности гражданского оборота. Очевидно, что реальная способность субъекта платить по своим обязательствам — наиболее привлекательная черта, выгодно отличающая его от других перед потенциальными контрагентами. Все сказанное может быть в известном смысле применено и к публичным субъектам гражданского права.

Поэтому справедливо утверждение ВАС РФ о том, что недопустимо ограничение источников взыскания с публично-правовых субъектов путем указания на взыскание только за счет средств бюджета, поскольку такое ограничение противоречит ст. ст. 126, 214, 215 ГК РФ. В данном случае действует общее правило об ответственности публично-правового образования всем принадлежащим ему на праве собственности имуществом, составляющим казну (см. п. 2 Постановления Пленума ВАС РФ от 22 июня 2006 г. N 23 «О некоторых вопросах применения арбитражными судами норм Бюджетного кодекса Российской Федерации»).

После установления невозможности исполнения решения суда за счет средств бюджета в порядке, предусмотренном гл. 24.1 БК РФ, взыскатель вправе обратиться в службу судебных приставов, а судебный пристав-исполнитель вправе осуществить исполнительные действия по аресту и реализации принадлежащего публично-правовому образованию на праве собственности имущества, не закрепленного за созданными им юридическими лицами на праве хозяйственного ведения или оперативного управления, на которое может быть обращено взыскание.

5. Иногда к комментируемому институту ошибочно причисляют положения законодательства о реабилитации жертв политических репрессий. Это неверно. Нормы Закона РФ от 18 октября 1991 г. N 1761-1 «О реабилитации жертв политических репрессий» (далее — Закон о реабилитации), определяющие правовые последствия реабилитации жертв политических репрессий, не могут быть отнесены к гражданско-правовому институту возмещения вреда, причиненного органами государственной власти и их должностными лицами. Во-первых, характер правовых последствий реабилитации жертв политических репрессий (в части возврата утраченного имущества или возмещения его стоимости ограниченный) имеет весьма существенные отличия от характера указанного института. Более того, взятые в целом эти последствия с возмещением вреда не совпадают по объему. Во-вторых, положения гражданского законодательства о возмещении вреда, причиненного органами государственной власти и их должностными лицами, носят императивный характер и не предполагают существования иных правил, установленных специальным законом. В-третьих, предусмотренные Законом о реабилитации правовые последствия распространяются на случаи, имевшие место в весьма отдаленном прошлом. Подобной обратной силы не имеют нормы действующего гражданского законодательства.

Не случайно законодатель при установлении порядка и последствий реабилитации жертв политических репрессий создал специальное законодательство, наличие которого позволяет обойти запрет на имущественные взыскания с государства за деяния органов государственной власти или их должностных лиц, совершенные до 1 июня 1981 г., и в какой-то степени защитить нарушенные субъективные права жертв политических репрессий.

Аналогичное соотношение между названными институтами установил и Конституционный Суд РФ в своем Определении от 21 декабря 2004 г. N 432-О, в соответствии с которым действием Закона о реабилитации не может «ограничиваться или исключаться применение общих норм действующего законодательства, в том числе гражданского права, касающихся защиты права собственности, возмещения причиненного вреда и т.д., которые должны применяться судами в случаях, когда гражданин, в том числе имеющий право на реабилитацию, обращается за защитой своих прав в судебном порядке на основе общегражданских норм». Справедливости ради, однако, надо заметить, что из приведенной позиции Конституционного Суда в сущности не следует, что суммы вреда, причиненного репрессиями, подлежат взысканию в полном объеме в пользу потерпевших. Если лицо, которому в соответствии с положениями Закона о реабилитации выдан документ о реабилитации, потребует в судебном порядке полного возмещения причиненного вреда, ссылаясь на положения действующего Гражданского кодекса РФ, то в удовлетворении такого требования ему должно быть отказано со ссылкой на ст. 12 Федерального закона «О введении в действие части второй Гражданского кодекса Российской Федерации». Следовательно, обоснование требований жертв политических репрессий нормами действующего гражданского законодательства (о чем упоминается в ряде определений Конституционного Суда) возможно лишь при виндикации утраченного этими гражданами имущества, обнаруженного у третьих лиц (разумеется, при соблюдении условий предъявления и удовлетворения виндикационного иска, а также с учетом истечения давностных сроков). Вероятность удовлетворения таких требований крайне мала.

Что такое упущенная выгода по статье ГК РФ?

Упущенная выгода — вид убытка, взыскание которого всегда связано с огромным количеством сложностей, вызванных, в первую очередь, отсутствием универсальной формулы расчета. Что можно считать упущенной выгодой, как определить размер недополученных доходов и какие условия выдвигает закон к процедуре их возмещения, читайте в настоящей статье.

Упущенная выгода и недополученные доходы: что это такое?

Действующее гражданское законодательство весьма качественно охраняет интересы собственности независимо от того, кому она принадлежит — гражданину, организации или государству. Одним из инструментов такой защиты является обязанность лица, нарушившего чьи-либо права, возместить пострадавшему все причиненные убытки.

Убытки, в свою очередь, могут присутствовать в виде реального ущерба и упущенной выгоды. В первом случае речь идет о физических потерях в имуществе или деньгах, во втором — о неполучении или недополучении ожидаемой прибыли.

Таким образом, упущенная выгода — это доходы, которые пострадавший мог бы получить в обычных условиях, но не получил в результате неправомерных действий своего контрагента или другого лица, нарушившего его права.

Иными словами, если ущерб означает ухудшение финансового или имущественного положения, то упущенная выгода связана с тем, что оно должно было улучшиться, но не улучшилось.

Пример: исполнитель по договору об оказании услуг по ремонту автомобиля не вовремя выполнил свои обязательства и передал машину владельцу позднее оговоренного срока. В результате собственник в течение определенного времени был лишен возможности оказывать услуги пассажирских автоперевозок и, как следствие, не получил ожидаемого дохода. Это и есть упущенная выгода.

Что включает в себя упущенная выгода, и как доказать ее наличие?

Согласно статье 15 ГК РФ упущенная выгода включает в себя недополученные доходы — это единственный элемент указанной категории. Всё остальное законодатель относит к ущербу, то есть к реальным потерям. Однако на этапе возмещения убытков, в том числе упущенной выгоды, пострадавшему придется доказывать не только само неполучение прибыли, но и ряд других обстоятельств:

  • факт нарушения права;
  • наличие причинно-следственной связи между нарушением права и упущенной выгодой.

Факт нарушения права

Чаще всего речь здесь идет о неисполнении определенных обязательств, однако наличие между сторонами договорных отношений вовсе не является непременным условием — обязанность по возмещению упущенной выгоды может возникать, в частности, из причинения вреда имуществу или даже здоровью.

Пример: невозможность получения дохода по причине нанесения человеку телесных повреждений будет являться для него упущенной выгодой.

В любом случае истцу нужно будет доказать, что извлечение прибыли являлось реальным, то есть в других обстоятельствах она действительно была бы получена. Для этого придется аргументировать возможность осуществления коммерческой или, например, производственной деятельности в заявленных объемах, то есть отчитываться о мерах, предпринятых для получения дохода, и обо всех соответствующих приготовлениях.

ВАЖНО: в силу части 4 статьи 393 ГК РФ принятые меры и выполненные приготовления учитываются при определении размера упущенной выгоды.

Наличие причинно-следственной связи

Установление того факта, что упущенная выгода имела место вследствие нарушения права, осуществляется по 2 критериям:

  • нарушение права произошло до образования убытков в виде упущенной выгоды;
  • именно нарушение права явилось причиной наступления неблагоприятных последствий, то есть стало их достаточным и необходимым основанием.

Кроме того, в конечном счете истцу придется доказать суду, что он принял меры для снижения размера убытков, в том числе и упущенной выгоды, либо обосновать невозможность принятия таких мер или экономическую нецелесообразность. Меры должны быть разумными и реальными, однако закон эти понятия не конкретизирует.

По сути, единственный вариант, который предлагает ГК РФ, — это исполнение обязательств за счет должника, когда кредитор, то есть пострадавшая сторона, самостоятельно или силами третьих лиц выполняет действия, которые должен был произвести должник, возлагая на последнего все расходы.

Пример: самостоятельное производство кредитором ремонта автомобиля, который должен был выполнить должник, но не сделал этого. Оплата расходных материалов и прочие сопутствующие траты ложатся на должника.

Расчет упущенной выгоды (формула)

Универсальной формулы для определения упущенной выгоды не существует — всё зависит от конкретных причин возникновения убытков и характера предшествующих этому отношений между сторонами.

Исходя из определения упущенной выгоды, ее размер есть величина, на которую могло бы и должно было бы увеличиться, но не увеличилось по причине нарушения права имущество пострадавшего.

При этом объем неполученной прибыли определяется с учетом разумных затрат, которые потерпевший должен был понести в том случае, если бы право не было нарушено, а обязательства, соответственно, были исполнены.

Пример: если речь идет об упущенной выгоде, причиненной непоставкой расходных материалов, размер неполученного дохода рассчитывается, исходя из цены конечного изделия, то есть готового товара, за вычетом затрат на оплату расходников, их доставку, производство или ремонт, уплату налогов и пр.

Таким образом, усредненная формула расчета упущенной выгоды может выглядеть следующим образом:

УВ = ДРНП – ИР – НИ,

УВ — упущенная выгода;

ДРНП — доход от реализации непроизведенной продукции;

ИР — издержки реализации;

НИ — налоговые издержки.

Упущенная выгода: судебная практика

Именно по причине отсутствия универсальной или хотя бы частично унифицированной формулы расчета неполученного дохода судебная практика по делам о взыскании упущенной выгоды крайне противоречива.

Единой позиции у судов по этому поводу нет — понятия «разумные затраты» или «разумные меры к снижению убытков» трактуются по-разному, и в результате принимаются кардинально отличающиеся друг от друга решения по, казалось бы, идентичным или очень схожим случаям.

При этом общая тенденция всё же прослеживается: иски о взыскании неполученных доходов в полном объеме в России удовлетворяются крайне редко, чаще всего имеет место значительное уменьшение заявленных требований по упущенной выгоде.

Однако столь неоднозначный подход далеко не всегда обусловлен расплывчатостью условий, предъявляемых к доказыванию неизвлеченной прибыли, или недостаточностью признаков понятия «упущенная выгода» — статья ГК РФ как раз дает весьма точное определение этому термину. Зачастую дело в пассивности самих пострадавших, которые в силу правовой неосведомленности или иных причин не принимают должных мер к доказыванию своей правоты.

В частности, анализ судебной практики показывает, что истцы редко когда готовы представить суду четкое экономическое обоснование ожидаемого дохода и упущенной выгоды.

Таким образом, при возмещении убытка (в том числе выраженного в форме упущенной выгоды) ГК РФ должен стать первым документом, который необходимо изучить, прежде чем приступать к составлению искового заявления. Неисполнение хотя бы одного указанного в законе условия неизбежно повлечет отказ в удовлетворении требований, какими бы справедливыми они ни были.

Убытки с судебных приставов может взыскать только добросовестный кредитор

Статьи по теме

В ходе исполнительного производства пристав незаконно снял арест с имущества должника. Должник вывел активы, требование взыскателя не удовлетворили. Что говорит о взыскании убытков с приставов судебная практика.

Внимание! Вы находитесь на профессиональном сайте со специализированным юридическим контентом. Для чтения статьи может потребоваться регистрация.

Согласно ст. 1064, ст. 1069 ГК РФ взыскатель вправе потребовать, чтобы из казны РФ ему компенсировали убытки, если сотрудники ФССП причинили ущерб. Рассмотрим, с какими сложностями сталкивается взыскатель, на примере из судебной практики взыскания убытков с приставов за бездействие или незаконные действия.

Пристав незаконно снял арест с участков земли, из-за чего должнику удалось продать их. Кредитор попытался добиться компенсации от государства. Однако ВС РФ отказал предпринимателю, так как не усмотрел в действиях истца добросовестных попыток использовать иные доступные способы защиты, кроме предъявления требования к государству.

Остались вопросы по исполнительному производству? Ответ найдется в Системе Юрист

Пример из судебной практики взыскания убытков с судебных приставов

Поручитель по договору аренды обладал земельными участками. Кредитор по договору потребовал обратить взыскание на это имущество. Суд арестовал участки, но затем пристав незаконно снял арест. Поручитель продал участки, требование кредитора не удовлетворили. За то, что служащий ФССП незаконно снял арест с имущества, его привлекли к уголовной ответственности.

Спорные участки оказались в собственности третьих лиц. Кредитор не смог обратить взыскание, так как сделку заключали, когда на участках не было обременения, и суды не отменили договоры о покупке. Кредитор заключил договор цессии с предпринимателем и уступил ему право требования к поручителю. Цессионарий решил потребовать взыскания убытков с приставов в размере суммы требований к поручителю.

Суды разошлись во мнениях о взыскании убытков с судебных приставов

Дело о взыскании убытков с приставов рассматривали в нескольких инстанциях. Первая инстанция согласилась с требованиями истца. Она удовлетворила иск к судебным приставам о возмещении убытков. Суд первой инстанции учел:

  • приговор в отношении пристава, который незаконно снял арест с имущества;
  • причинно-следственную связь между действиями пристава и ущербом кредитору;
  • попытки истца обратить взыскание на спорные участки и оспорить договоры об их продаже;
  • отсутствие у ответчика доказательств наличия иного имущества должника, на которое можно было бы обратить взыскание.

Суд пришел к выводу, что истец исчерпал все доступные возможности для удовлетворения требования за счет должника. Поэтому суд принял решение о взыскании убытков с судебных приставов. Истцу должны были заплатить из казны (ст.ст. 1064, 1069 ГК РФ, п. 7 постановления Пленума ВАС РФ от 16.05.2014 № 27).

Апелляция отказала во взыскании убытков с ФССП

Ответчик подал апелляционную жалобу. Апелляция указала, что отсутствие реального исполнения по исполнительному листу еще не служит основанием взыскания убытков с ФССП. Суд не увидел обстоятельств, которые позволили бы компенсировать истцу ущерб таким образом. Апелляция указала, что исполнительное производство не завершилось, и ФССП предпринимает надлежащие действия, чтобы взыскать долг. Суд отказал истцу.

Кассация сочла, что иск к приставам о возмещении убытков необходимо удовлетворить

Дело оказалось на рассмотрении в кассации. Окружной суд обратил внимание, что:

  • пристав снял арест незаконно,
  • должник из-за этого успел продать имущество,
  • другого имущества для обращения взыскания не осталось.

Ответчик не представил доказательств, что у должника есть иное имущество, на которое можно обратить взыскание. При этом не имеет значения, что исполнительное производство не закончено, оно длится более трех лет. Этот случай относится к тем, в которых допускают взыскание убытков с судебных приставов за бездействие или незаконные действия.

Смотрите видеолекцию

Тонкости работы с судебными приставами

В судебной практике взыскание убытков с судебных приставов допускают, если нет иных способов защиты права

Ответчик обратился в ВС РФ. После ознакомления с материалами дела ВС РФ пришел к выводу, что действия истца повлияли на невозможность исполнения первоначальных судебных актов. Он не пытался защитить свои интересы другими способами. Например, не осуществлял эффективного контроля за участками, не оспорил действия Росреестра. Иски по поводу сделок продажи земли ВС РФ расценил как создание видимости обращения за судебной защитой, чтобы показать невозможность взыскания с должника.

По мнению ВС РФ, истец избрал взыскание убытков с судебных приставов как наиболее простой способ, в расчете на гарантированные выплаты. Но чтобы удовлетворить требование из казны, придется расходовать средства в ущерб иным нуждам. Такое возможно, только если действительно нет иного выхода. ВС РФ счел, что у предпринимателя были иные варианты, и оставил в силе судебный акт апелляции (определение Верховного суда РФ от 15.02.2017 по делу № А40-119490/2015).

Учитывайте позицию ВС РФ как пример из судебной практики взыскания убытков с приставов за бездействие или незаконные действия.

По материалам публикации в журнале «Арбитражная практика для юристов», № 5, 2017 г.

Читайте на тему

Подпишитесь на журнал «Юрист компании»
со скидкой 10% и получите в подарок чайник.

Еще по теме:

  • Депозит крупная сделка или нет Депозит крупная сделка или нет Отдельные сделки в ООО нужно заключать в особом, установленном законом порядке. К таким сделкам относятся, в частности, так называемые «крупные сделки». Если […]
  • Закон ооо одобрение крупной сделки Статья 46. Крупные сделки 1. Крупной сделкой считается сделка (несколько взаимосвязанных сделок), выходящая за пределы обычной хозяйственной деятельности и при этом: связанная с […]
  • Одобрение крупной сделки в ооо единственным участником Одобрение крупной сделки единственным участником ООО – АО В соответствии с п. 3 ст. 46 Федерального закона от 08.02.1998 № 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью» (далее - […]
  • 46 гпк рф 4 Статья 46 ГПК РФ. Обращение в суд в защиту прав, свобод и законных интересов других лиц (действующая редакция) 1. В случаях, предусмотренных законом, органы государственной власти, органы […]
  • Что за статья 1215 ч 1 Скажите, пожалуйста, что это за статья-ст.1215, ч.1,п.9.10. 1 ответ на вопрос от юристов 9111.ru Статья 12.15 Кодекса об админ.правонарушениях. Нарушение правил расположения транспортного […]
  • Новые правила гибдд лишение прав Правила лишения и возврата водительских прав Нет, решение о лишении прав принимает суд. Решение вступает в силу через 10 дней после судебного заседания. В течении 3 дней после вступления в […]